Кластерная политика должна создать преимущества для местных телекоммуникационных компаний

Сегодня ООО «ИнфоЛада» — крупнейший инфокоммуникационный холдинг Самарской области, объединяющий все технологии телекоммуникационного бизнеса — от разработки программного продукта до предоставления услуг телефонии и Интернет, поставки и монтажа оборудования. Компания работает на рынке инфотелекоммуникаций уже 18 лет. Генеральный директор Юрий Перевалов рассказал журналу «Самара» о своем понимании кластерной политики и о том, в каком направлении должно идти развитие телекоммуникационной отрасли Поволжского региона.

— Юрий Николаевич, на ваш взгляд, что такое кластерная политика?

— Прежде всего, необходимо определиться, что такое кластер. На мой взгляд, это понятие в современной экономике может быть применено к группе предприятий нескольких отраслей, объединенных общей производственной целью. В какой-то степени примером кластерного производства может послужить Волжский автомобильный завод: для производства автомобилей в Тольятти пришлось перестроить производство сотни предприятий в Самарской области и в других регионах. Кластер — это группа предприятий, объединенных одним проектом и общей целью. В кластере всегда есть ведущие предприятия и ведомые, но все они решают одну задачу. Соответственно, эти производства очень зависимы друг от друга: например, стоит только ВАЗу сократить выпуск автомобилей, как тут же сокращаются объемы производства у смежников. Не совсем понятно, почему кластерная политика должна быть направлена на развитие региона как обособленной экономической зоны. Да, было бы очень хорошо, если все комплектующие для ВАЗа делались бы на территории Самарской губернbи. Но на деле это проблематично.
Идея кластерной политики сама по себе очень хорошая, но есть масса «но», касающихся российских экономических и политических реалий. Каким образом кластерная политика может быть реализована в государственном масштабе с учетом уже сложившихся механизмов производственной кооперации? Между предприятиями, объединенными в один кластер, не могут действовать такие же финансово-правовые отношения, какие есть сейчас. Но тогда какие это должны быть отношения? И как быть с прежними обязательствами перед старыми партнерами, с которыми связывает многолетнее сотрудничество? Давайте представим себе, что в Поволжском регионе мы хотим развивать свои, местные производства. Но есть правительство, распределяющее бюджетные потоки, которое заключает договора с организациями на основании тендеров. А какая льгота будет местным предприятиям, как будут учитываться местные интересы в этом кластере? И где в этой модели будет связь органов власти с производителями? Если власть рассуждает о развитии региона и выдвигает идею кластерной политики, она должна создавать условия, чтобы местные предприятия больше работали друг с другом, нежели с «чужими» предприятими. Пока, на мой взгляд, кластерная политика — это скорее модный термин. Для того, чтобы эта идея превратилась в нечто конкретное, нужны серьезные, системные изменения в федеральном законодательстве. Сначала нужно разработать четкую экономическую модель и создать все условия, чтобы у производителей был интерес объединяться в кластеры. На этом принципе, на мой взгляд, и должна основываться организация любого кластера, в том числе, и участие в них инфотелекоммуникационных компаний. Было бы хорошо, если бы местные банки, или крупные производства Самарской области внедряли информационные системы местных же разработчиков, а не московских или западных, как это происходит сегодня. Не думаю, что их программный продукт дешевле или лучше того, который, к примеру, разработан ООО «ИнфоЛада». Происходит это потому, что сегодня нет понимания и заинтересованности в развитии и поддержке региональных производителей, либо по причинам выходящим за рамки эффективной взаимной кооперации.

— Можно ли выделить инфотелекоммуникационную отрасль Самарской области в самостоятельный кластер? И в каком направлении он мог бы развиваться?

— Выделять инфотелекоммуникационный сектор в отдельный кластер не верно. Специфика нашей отрасли такова, что она должна присутствовать и в авиационном, и в автомобильном, и в сельскохозяйственном кластере в качестве отрасли-спутника, помогающей решать те или иные глобальные задачи. К примеру, задачу развития института государственных услуг, или проблему создания «единого информационного окна» для органов государственной власти без инфотелекоммуникационной отрасли решить невозможно. Подобные проекты требуют участия и разработчиков ИТ-продуктов, и связистов, и еще десяток компаний разного профиля.
Сегодня в Самарскую область стремятся многие столичные операторы связи, например, «ГолденТелеком» и «Комстар». Нужно понимать, что у внешних операторов связи совершенно иные бизнес-задачи, нежели у местных телекоммуникационных компаний. Если местный оператор заинтересован в решении задач региона, хорошо знает его потребности и соответственно им развивает свои мощности, то для столичных компаний на первом месте — капитализация бизнеса. Вот типичный пример. У нашей компании есть очень хорошая разработка системы тарификации и биллинга. Но директор одной из столичных компаний, которой мы предложили внедрить эту систему, ответил, что даже если она в сто раз лучше, он все равно купит заграничный дорогой брэнд, который повысит капитализацию его компании. Если она будет стоить дороже, соответственно, акции компании поднимутся в цене. Таковы на сегодняшний день реалии современного бизнеса. В связи с этим, развитие телекоммуникационной отрасли в русле внедрения кластерной экономики, на мой взгляд, должно идти в направлении, прежде всего, поддержки регионального производителя инфотелекоммуникацинных услуг и создания для него преимущественных условий ведения бизнеса.